Об отрасли экспертно

Заместитель генерального директора АО «ССК» Канашук А. Н. в рамках круглого стола Буровых подрядчиков дал ответы на вопросы о развитии отрасли

Как бы вы описали текущее состояние российского рынка бурения, и каков ваш прогноз на 2018 год?
— Тенденции на 2018-й год следующие: в 2017 году уже было заметно замедление темпов роста объемов бурения, а в 2018-м году недропользователи сосредоточились, в первую очередь, на росте эффективности проектов. Изменение подхода сказывается на объеме услуг, т.к. реализация малоэффективных проектов откладывается. Соглашение ОПЕК + накладывает дополнительные ограничения. Соответственно, в 2018 году мы ждём, что проходка по эксплуатационному бурению останется на уровне 2017г, либо возможно даже некоторое снижение.

В последних аналитических отчетах по бурению, опубликованных в ROGTEC, подчеркивается, что в течение следующих пяти лет в России все сильнее будет проявляться тенденция строительства сложных горизонтальных скважин и скважин с большим отходом от вертикали. Вы наблюдаете данные изменения в вашей компании? Имеется ли в вашей компании всё необходимое оснащение для бурения и участия в тендерах по проектам строительства сложных скважин?
— Объемы бурения горизонтальных скважин в последние годы активно росли 2017г доля проходки по ГС составила 40,6% от общего объема эксплуатационного бурения), но по нашей оценке в ближайшие годы эта доля стабилизируется на уровне 41-43%.
Что касается возможностей ССК: наша компания имеет все необходимое для бурения горизонтальных участков скважин протяженностью до 1000 м данному типу относится порядка 85% скважин с горизонтальным окончанием). Для более сложных профилей скважин требуются оборудование и технологии крупных международных компаний. Но и здесь ситуация постепенно будет изменяться, т.к. появляются предложения от достаточно молодых технологических компаний по проведению опытных работ на их оборудовании. Безусловно, не все начинания будут реализованы, но очевидно то, что разработка оборудования (например РУС) независимыми от «большой четверки» производителями резко активизировалась.

Согласны ли вы с тем фактом, что в российской буровой индустрии происходит все больший переход от контрактов «под ключ» к контрактам по суточной ставке? Каково ваше мнение по данному вопросу, и как это влияет на ваши буровые операции?
— Тенденция по переходу на раздельный сервис – очевидна. Буровой подрядчик должен своевременно реагировать на все рыночные изменения. Везде ли данный переход себя оправдает? По нашему мнению, нет универсальной схемы. Раздельный сервис и привлечение бурового подрядчика по суточной ставке, безусловно, имеет смысл при строительстве большого количества однотипных скважин на крупных месторождениях, когда все технологические решения уже апробированы и накоплен опыт реализации проекта. Бурение поисковых и разведочных скважин, реализацию новых проектов на малоизученных площадях проще отдавать на условиях «под ключ», т.к. крупный буровой подрядчик имеет все необходимые компетенции, зачастую – опыт работы в различных регионах в различных условиях), и берет на себя риски по реализации проекта. То же самое можно сказать и про сложные проекты бурения с применением дорогостоящего оборудования, когда риск потери оборудования может превысить все выгоды от перехода на раздельный сервис. Плюс, данный переход требует создания внутри компании-недропользователя структуры, отвечающей за управление технологическими и буровыми подрядчиками. Что не всегда экономически эффективно (например, если малые объемы бурения, сезонная загрузка и т.д.). Поэтому, не смотря на то, что доля раздельного сервиса увеличивается, на рынке будут присутствовать и проекты «под ключ».
В ССК в текущем году портфель заказов приблизительно поровну поделен между проектами «под ключ» и по суточной ставке. В дальнейшем планируем провести более глубокую специализацию по каждому из этих направлений внутри компании.

Цена на нефть сильно повлияла на сокращение прибыли нефтяного сектора в последние годы. На фоне текущего роста цены и увеличения активности существует ли риск того, что в связи с недостаточным инвестированием в течение последних нескольких лет нефтесервисный сектор не сможет покрывать новые проекты ввиду отсутствия возможностей и трудовых ресурсов?
— В 2017 г была высокая степень загрузки буровых установок первую очередь, эшелонного типа). Если произойдет резкое увеличение активности (чего мы в 2018г не ожидаем), то в первую очередь возникнет дефицит тяжелых БУ г/п 320-450 тонн (эшелонных и блочно- модульных) для эксплуатационного бурения, а также мобильных буровых установок грузоподъемностью 200 тонн и выше.
С трудовыми ресурсами ситуация еще более напряженная, т.к. сложившийся уровень заработной платы в нефтесервисе не соответствует условиям труда (тяжелый физический труд в любую погоду, непрерывное производство) и все меньше привлекает молодежь. Мы видим, что ряд сервисных компаний стал привлекать работников из ближнего зарубежья и Средней Азии, но считаем такое решение контрпродуктивным. Привлечение низкоквалифицированных специалистов, привносит дополнительный перекос на рынке труда, одновременно увеличивая количество производственного травматизма и инцидентов на производстве. Задача нефтесервисного сообщества доказать заказчикам, что только высококвалифицированный персонал способен решать текущие задачи по повышению эффективности производства работ.

Возраст, состояние и возможности российского парка буровых установок стали наболевшим вопросом для данного региона. Многие установки эксплуатируются уже более двадцати лет и нуждаются в срочной замене. Опишите состояние вашего парка буровых установок и сообщите свое мнение по поводу возраста и возможностей российского рынка буровых установок.
— Сегодня наш парк состоит из 65 собственных буровых установок. При этом, 15 установок (23%) приобретены в течение последних 12 лет. Остальные прошли системную модернизацию: насосы заменены на триплексные, произведена замена ВЛБ, сделана адаптация под верхние силовые приводы, и т.д.
С точки зрения грузоподъемности – это 18 тяжелых (250-320 т), 40 средних (200 — 225 т), 7 легких т.ч., 5 мобильных).
Ставя перед собой задачу импортонезависимости, ССК, в основном, использует оборудование российского производства – новое и модернизированное. Китайских БУ у нас 7 единиц – это, в основном, мобильные буровые установки. Планируем и дальше продолжать инвестировать в обновление парка оборудования.
Сожаление вызывает тот факт, что так и не появилась предлагаемая нами программа утилизации старых БУ (компенсационные выплаты за списанную буровую установку при условии приобретения нового российского оборудования), т.к. она могла бы придать импульс обновлению российского парка БУ и вывести из производства все оставшееся оборудование образца советских времен.

В своем недавнем интервью журналу ROGTEC Алексей Черепанов из ПАО «Газпром нефть» привел пример об огромной разнице в сроках мобилизации стандартных тяжелых эшелонных буровых установок при сравнении сроков, принятых в России, и международных практик. Он сообщил, что в России это занимает примерно от 30 до 45 дней, в то время как в международной практике этот срок составляет примерно 10-15 дней. Почему так происходит, и что необходимо для оптимизации и сокращения сроков мобилизации буровых установок в регионе?
Ссылка на интервью: https://rogtecmagazine.com/wp-content/uploads/2017/12/01-Gazprom-Neft-Interview.pdf
— Есть отличия в конструкциях БУ, которые необходимо учитывать при сравнении сроков монтажа. Т.к. в России используются в основном тяжелые БУ эшелонного типа, а в других странах более монтажеспособные: блочно-модульные. К примеру, в странах Персидского залива тяжелые БУ перевозят практически неразобранными в вертикальном положении и монтируют за 3-4 дня. Что можно сделать в пустыне, того не сделаешь в условиях ограничений нагрузки на ось, предельных габаритных размеров при движении по российским федеральным трассам. При этом, резервы по сокращению сроков монтажа, безусловно, есть. Мы убедились в этом на собственном опыте, когда летом 2017г за 25 дней демонтировали, перевезли и смонтировали эшелонную БУ ZJ-50. Ключевым моментом этого успеха явилось то, что работа была проведена в соответствии с мероприятиями, разработанными совместно с заказчиком.

С точки зрения промышленной безопасности, охраны труда и окружающей среды, в буровом секторе региона отмечается большое количество несчастных случаев. Какие меры предпринимаются для усовершенствования стандартов промышленной безопасности охраны труда и окружающей среды, применяемых в ходе буровых операций, с целью предотвращения несчастных случаев, в том числе со смертельным исходом?
— Хотел бы уточнить, что ситуация с охраной труда у буровых компаний значительно лучше, чем у субподрядных организаций (транспорт, ВМР, энергообеспечение), которые в основном представлены небольшими компаниями, либо даже ИП. Ключевая задача в данном вопросе – это не написание новых усовершенствованных стандартов, а закрепление на проекте высококвалифицированного персонала. Потому что только с ним можно выстроить систему проактивного участия, которая предусматривает своевременное устранение условий возникновения инцидента, а не реакцию по факту происшедшего. Если до настоящего времени основным инструментом воздействия на подрядчиков были проверки и штрафы (ресурс данных инструментов практически исчерпан), то сейчас у ряда заказчиков появилось понимание о необходимости новых подходов в вопросе охраны труда. В качестве примера можно привести «Газпром нефть», которая уделяет много времени и сил для совместной работы с подрядчиками по выработке механизмов, стимулирующих персонал соблюдать правила безопасного производства. При этом, отдельным пунктом выделена задача по закреплению обученного высококвалифицированного персонала на производственных объектах «Газпром нефти».

Ценовая политика буровых проектов является главной проблемой нефтяного сектора. Недавно в международной публикации было предложено включать коэффициент отслеживания цены на нефть, в результате чего стоимость контракта будет увеличиваться при увеличении цены на нефть. Каково ваше мнение по этому вопросу? Существуют ли другие решения, которые позволили бы подрядчикам также извлекать выгоду из увеличения цены на нефть?
— В России ценовая политика буровых проектов не является главной проблемой нефтяного сектора, т.к. все цены зафиксированы в рублях и в течение последних лет стабильны. Учитывая практически линейную корректировку курса доллара в зависимости от стоимости барреля нефти, нет необходимости в каких-либо других механизмах. Причины непростой ситуации в нефтесервисном сегменте чисто внутрироссийские и связаны с доминированием на рынке крупных заказчиков (на долю 4-х крупнейших заказчиков в 2017г пришлось 85% объемов бурения) и с резким снижением в последние годы доли открытого рынка (объемы, которые выставляются на открытый конкурс или тендер). Поэтому независимые компании пытаются донести до недропользователей, что снижение конкуренции и перераспределение объемов работ в пользу собственных (внутренних) сервисных подразделений отрицательно сказываются на показателях эффективности. ССК выступает за специализацию и высокую конкуренцию, поэтому наши собственные технологические подразделения свой портфель заказов на 50% формируют за счет сторонних заказчиков, а буровые подразделения привлекают сторонние технологические компании. Во главе угла всегда стоит эффективность.

Какие стратегии или принципы сотрудничества были применены в вашей компании для оптимизации буровых операций и улучшения показателей эффективности?
— Наилучшие результаты нами достигаются на проектах, выполняемых в рамках долгосрочных договоров. Также ключевым условием успеха является совместная работа с заказчиком по постоянному улучшению показателей эффективности.

Опишите кратко историю успеха, достигнутую вами в регионе за последнее время.
— В 2017г мы установили ряд рекордов на Верхне-Салымском месторождении (заказчик Салым Петролеум Девелопмент). Как я упоминал выше, в кратчайшие сроки произвели мобилизацию и монтаж БУ ZJ-50. Также в 2017 году на скважине 24-007, куста 123 Верхне-Салымского месторождения был установлен рекорд суточной проходки — 1251 метр/сутки.

Биографическая справка
Канашук А. Н. работает в отрасли с 1994 года. С 2006 года является заместителем генерального директора по маркетингу АО «ССК».
Экспертная деятельность: член комитета по энергетической стратегии и развитию топливно-энергетического комплекса Торгово-промышленной палаты Российской Федерации; член Консультативного совета по взаимодействию предприятий нефтегазового комплекса со смежными отраслями промышленности при председателе Комитета Государственной Думы по энергетике.
Образование: Куйбышевский политехнический институт, МГИМО, EPP (Калгари, Канада) и др.


Журнал RogteС, 2018